Каталог компаний
Добавьте свою организацию, товар или услугу в каталог компаний Калининграда.
подробнее о каталоге
Добавить
Сервисы ЖКХ
На нашем портале вы можете найти свою управляющую компанию, отправить в УК показания счетчиков и посмотреть информацию о любом жилом здании города.
Фото рядом
Наблюдайте за публикациями фото в соц. сетях поблизости! Найти нового друга теперь стало проще)

Год назад больницу скорой медицинской помощи возглавил Евгений Любивый. Этот специалист ранее работал в Российском научном центре хирургии им. Петровского в Москве. Там он защитил докторскую диссертацию.

В интервью корреспонденту Калининград.Ru Любивый рассказал о результатах своей работы, новом корпусе больницы, прошедшем чемпионате мира по футболу и о том, почему врачи боятся подходить к пациентам.

Уникальный корпус, принцип светофора и премиум-класс

— Вы руководите лечебным учреждением чуть больше года. Что самое главное удалось сделать за этот период?

— Год — небольшой промежуток времени, чтобы оценивать результаты. Но это год чемпионата мира, поэтому есть о чём сказать. Наше учреждение было уполномочено FIFA на приём больных, и это очень высокая ответственность для администрации, врачей, персонала.

Чемпионат мира мы отработали успешно: все пациенты остались довольны и качеством лечения, и диагностикой. Во-вторых, нам удалось сохранить коллектив — текучка кадров практически отсутствует. В-третьих, мы привлекли новых сотрудников из других регионов.

— К чемпионату мира ваша больница серьёзно обновилась, и это тоже одна из составляющих наследия. Не исключено, что без мундиаля регион бы ещё не скоро получил столько средств на модернизацию медицинских учреждений. Что вы считаете самым важным в подготовке больницы к ЧМ?

— Самое основное — строительство нового корпуса. Условия, в которых велась эта работа, напоминали экстренную ситуацию. Всё удалось сделать в очень сжатые сроки — буквально за год.

Корпус уникальный, таких отделений в стране всего пять. Два из них в Москве и Санкт-Петербурге (и это просто отдельные государства), ещё по одному в Волгограде, Казани и Краснодаре. Основная особенность таких учреждений заключается в распределении потоков больных — на лёгких, тяжёлых и средних. Так называемый принцип светофора.

Зелёные — это те, кто может передвигаться самостоятельно. Жёлтые проходят диагностические обследования. Тяжёлые, красные, — нуждаются в экстренной помощи. По сути это принцип военно-полевой хирургии, он помогает облегчить работу всем. Особенно службе скорой помощи — они понимают, в какое окошко везти пациента. Всё это существенно ускоряет процесс, и мы абсолютно готовы к оказанию практически любой высокотехнологичной помощи.

В новом корпусе также находится отделение сочетанной травмы на 30 коек. Это вполне логично, ведь наша больница является травмоцентром №1 по ДТП. Рядом отделение нейрохирургии тоже на 30 коек. Плюс стационарное отделение скорой медицинской помощи, куда можно госпитализировать людей под динамическое наблюдение до трёх суток.

— А насколько уникально оборудование, которое закупили для нового корпуса?

— Оборудование просто роскошное. У меня есть опыт работы в Москве в крупном учреждении — научном центре хирургии — поэтому есть с чем сравнить. То, что поставили в БСМП — это аппаратура премиум-класса: магнитно-резонансный томограф, компьютерный томограф, ультразвуковое и эндоскопическое оборудование, современная реанимация и оперблок со всем необходимым, барокамеры в барозале, новые рентгены.

Всего на реновацию было потрачено 1,2 млрд рублей. Это общая стоимость проекта — и строительство, и оборудование. Кроме того, к ЧМ-2018 отремонтировали отделение гнойной хирургии, чистой хирургии, оперблок, приёмное отделение, реанимацию в старом корпусе, гинекологию. Практически полностью привели в порядок больницу. Установили закрытый контур, территорию благоустроили, видеонаблюдение установили. Это облегчает работу — посторонних теперь нет.

Работаем, как на войне

— Сколько в больнице работает врачей и других сотрудников?

— На 1 января в БСМП работает 579 сотрудников: 144 врача, среднего персонала — 244 человека и младшего — 29.

— Существует ли дефицит кадров? Каких специалистов особенно не хватает?

— Не буду скрывать — определённый дефицит есть, но он минимальный. Нехватка есть по врачам рентгеновской службы, неврологам и, пожалуй, всё. Для поиска кадров мы привлекаем все официальные и неофициальные каналы. За этот год больше 20 человек приехали из других регионов — анестезиологи, реаниматологи, хирурги. Мы оплачиваем врачам жильё. Всем приезжим компенсируем 50% от стоимости. В зависимости от опыта, знаний и вклада в работу учреждения доля может быть увеличена до 100%.

— Зарплата врачей — одна из самых обсуждаемых тем. Сколько получают ваши сотрудники?

— У врачей средняя зарплата — 60 тысяч рублей, у сестёр — 35-37 тысяч, у младшего персонала — 30-35 тысяч рублей. Всё зависит от стажа, категории, количества дежурств. Специалист может зарабатывать 100 тысяч рублей и больше, если берёт 10 дежурств, например. На уровне остальных больниц мне сложно судить, но я не наблюдаю оттока людей, а это говорит о многом.

По сотрудникам скорой помощи ситуация иная: я сравниваю их с теми, кто находится на войне. Они, когда уходят с горячих точек, потом долго не могут найти себе применения. Ведь эта работа засасывает. Конечно, деньги играют роль, но люди в скорой помощи большей частью по призванию.

— Сотрудничаете ли вы с БФУ им. Канта и привлекаете ли выпускников медицинского института?

— У нас тесный контакт с БФУ, с Сергеем Кореневым (директор мединститута БФУ им. Канта, — прим. Калининград.Ru). Во-первых, мы активно взаимодействует по среднему медсоставу. У нас есть кафедра, где они проходят практику, а мы отбираем людей на работу. То же самое и по врачам. Студенты распределены по кафедрам, часто дежурят, приходят на операции и в приёмное отделение. Потихоньку людей сюда призываем, человека три-четыре после выпуска уже работают.

Кроме того, у нас есть целевые направления. Выпускник заключает договор, а после ординатуры обязан вернуться к месту прикрепления и отработать тут пять лет. Так у нас появился травматолог, уролог. Это местные ребята — отучились в Питере или Смоленске. У них уже есть гарантированное место работы. Я выезжал на ярмарку вакансий в Сеченовский институт в Москву. Там много наших ребят, некоторые хотят остаться, но и возвращаются многие.

Фото: БСМП

— Поговорим о статистике. Какие отделения БСМП наиболее востребованы? С какими редкими заболеваниями приходилось сталкиваться вашим специалистам?

— За 2018 год пролечено почти 52 тысячи человек. В стационаре — 14 тысяч, через травмпункт прошло 20 тысяч человек, ещё 18 тысяч — амбулаторные пациенты. В больнице делается порядка 6-7 тысяч оперативных вмешательств в год — травма, урология, хирургия. В этом году мы получили квоты на операции на позвоночнике, например, по грыже диска.

Многопрофильная больница скорой помощи в Калининградской области, по сути, одна. Сюда доставляют всю патологию. Не знаю даже, кого к нам не везут. Начиная от терапевтических заболеваний и заканчивая тяжёлой сочетанной травмой. Поэтому спектр заболеваний огромен — сердечно-сосудистая система, онкология, дыхательная система, урология, нейрохирургия. Всё, что у человека болит — всё сюда. За сутки в приёмное отделение поступает от 150 до 200 обращений, включая тех, кого привозят на скорой помощи.

Что касается редких заболеваний. В прошлом году к нам поступил молодой человек с вирусом, поразившим головной мозг. Парня доставили прямо с фан-зоны. Он потерял сознание и лечился у нас очень долго. Мы смогли диагностировать это заболевание с помощью специалистов из Санкт-Петербурга и Москвы, из института Бурденко. Поставили диагноз и провели лечение. Редчайшее заболевание! Даже в литературе оно описано в единичных случаях. Но это не связано с приездом болельщиков, конечно. Такое могло случиться с кем угодно.

Под мышкой с протезом

— Как в целом прошёл чемпионат мира? Обращались ли в учреждение иностранные болельщики?

— Подготовка к ЧМ-2018 велась очень серьёзная: трудно передать, что здесь творилось. Постоянные комиссии и так далее. У FIFA нет друзей, они определяют только протокольные вещи — подходит или нет. Нам очень приятно, что нас выбрали, но это наложило огромную ответственность.

Какого-то серьёзного увеличения потока не было: боли в животе, растяжения, головные боли — всё как обычно. За время чемпионата к нам обратились около 50 иностранных болельщиков. Все довольны качеством оказания медицинской помощи, нам оставили 12 положительных отзывов на разных языках мира.

Из необычного — история про настоящего болельщика. Мужчина с протезом приехал из Англии. Много лет назад у него ампутировали ногу из-за ДТП на уровне верхней трети. Во время посадки в автобусе болельщик неловко встал, нога выскользнула из протеза, и он культей ударился о подножку. У него разорвались мягкие ткани, кожа достаточно сильно была повреждена. Рана, которую зашивали 20 лет назад, снова стала открытой. Мы всё обработали, зашили. Дальше передвигаться на протезе было нельзя. Рана должна была зажить, но он категорически отказался от госпитализации. Сказал, что не для этого проделал такой длинный путь.

Но на протезе с нагрузкой идти нельзя — шов снова разойдётся. Так он купил костыли и под мышкой с протезом пошёл на матч. А Англия ещё и проиграла...

— Как наследие ЧМ-2018 используется сейчас? Всё ли оборудование эксплуатируется?

— Всё работает на полную катушку, одно удовольствие теперь и врачам, и пациентам. Мы наращиваем мощности и обучаем специалистов, все очень довольны.

— Какие платные услуги населению оказывает ваша больница и сколько средств на этом зарабатывает?

— У нас есть поликлиника, которая проводит диспансеризацию и различные обследования. Получается неплохой стабильный доход — порядка нескольких миллионов рублей в месяц. Есть обращения по оказанию других услуг, но их не много. БСМП — это больница не плановой помощи, а скорой.

— Ранее вы говорили, что многие пациенты используют БСМП как поликлинику. Насколько это мешает работе и как этого избежать?

— Зелёная зона, о которой я говорил раньше, это то место, куда люди идут, минуя поликлинику. Мы никому не отказываем, но определённую нагрузку это для нас создаёт. Есть вещи, с которыми пациент должен идти в поликлинику. Допустим, воспаление пальца. Человек ходит с этим пять дней, а потом ночью идёт к нам, а там тяжёлые больные. Так было, пока мы не перераспределили потоки. В одном приёмном отделении это было делать очень сложно, ведь все занимались серьёзными пациентам. Отсюда было огромное количество жалоб. Сейчас мы практически ушли от этой проблемы. В зелёной зоне всегда есть доктор-терапевт и сотрудники, которые могут оказать помощь.

В Калининградской области молодёжь здоровее, чем в Москве

— Почему вы согласились переехать в Калининградскую область?

— Я защитил докторскую диссертацию, в какой-то степени состоялся как хирург. Может, кому-то это покажется странным и смешным, но для меня стоять на месте и не развиваться — это терять свои навыки. А здесь действительно интересно. Я начинал свою деятельность в такой же больнице в Москве, 15 лет там проработал. Потом семь лет трудился в плановом учреждении. Может быть, приелось, может, стало казаться скучным. Мне захотелось попробовать. Я ведь испытываю удовольствие от работы в скорой помощи: прошёл всё — от санитара до руководителя.

Кроме того, мне очень нравится Калининградская область. Здесь огромный врачебный потенциал, есть проблемы логистики, диагностики и первичного звена. Этими вещами и занимается нынешнее руководство области. На самом деле за эти два года сделано многое. Не все это, конечно, видят, но тем не менее: появились центры женского здоровья, выстраивается система по лекарственному обеспечению, строятся новые больницы, формируется прозрачность в отношениях с пациентами. Я ежедневно как главный хирург провожу консультации по видеоконференции со всеми хирургическими отделениями Калининградской области. Я вижу каждого пациента, который поступил за сутки. Такая-то операция, такой-то диагноз. Мониторирую всё. Такие же конференции проводятся по неврологии, терапии, педиатрии, нейрохирургии. Всё это заслуга нового министра, раньше такого не было.

На этой площадке мы обсуждаем самые острые вопросы по пациентам. Не когда-то там, а тут же, в режиме онлайн. Врачи больше не варятся в собственном соку, а Калининградская область этим отличалась из-за закрытости территории. Есть у нас стационары, которые научились чему-то, привыкли делать так — и всё: не видят и не слышат, считают, что правильно только так. Но мир не стоит на месте, технологии не стоят на месте.

— Считаете ли вы эффективной региональную программу по привлечению медицинских кадров?

— Очень сложно всё решать заочно. Многие, кто приезжают, хотят остаться. Людям тут нравится. Мне трудно судить обо всей программе, у меня нет анализа. На мой взгляд, то, что делает правительство, достаточно для переезда специалистов.

— Вы переехали в Калининград из Москвы. Отличается ли чем-то работа врача в столице и в регионах?

— Да, работа отличается. В Калининграде я впервые увидел пациентов в таких тяжёлых, запущенных состояниях. Плюс очень много пожилых. Недавно поступила 96-летняя с инсультом, пролечили и выписали в удовлетворительном состоянии. Прооперировали вот пациентку в 95 лет, у неё тоже всё благополучно. В Москве пациенты моложе, может, там больниц больше, и поэтому так бывает. Но такого наплыва и концентрации пожилых людей там я не видел. Видимо, молодёжь в Калининграде здоровее.

С одной стороны, большое количество возрастных пациентов говорит о высокой продолжительности жизни, но с другой — поражает запущенность состояний. Мне сложно объяснить, почему так происходит. Наверное, это из-за того, что люди не обращаются к врачам. Возможно, существуют проблемы с обращениями в поликлиники или другие стационары.

Главный врач — это не профессия

— Вы сами продолжаете оперировать?

— Да, конечно: можно сказать, так я отдыхаю. Главный врач — это не профессия, я — хирург. Хирургия помогает понимать всю суть процессов. Если врач не оперирует, ему и руководить сложно. Я знаю массу других примеров, но это моё мнение.

— Каких пациентов вы оперируете?

— Я экстренный хирург, поэтому иду на сложные случаи, экстренные ситуации, на кровотечения, тяжёлые травмы. Плановых операций у нас практически нет. Когда я понимаю, что нужна моя помощь — иду в операционную.

Врачи скоро перестанут подходить к пациентам

— В социальных сетях нередко появляются жалобы пациентов на качество медицинских услуг и в вашей больнице, и в других лечебных учреждениях. Проверить их достоверность зачастую непросто. Следите ли вы за такими сигналами и находили ли вы сами какие-либо нарушения после проверок?

— Мы не оставляем без внимания ни одну жалобу. Я сам просматриваю все обращения и досконально это анализирую. К сожалению или к счастью, большая часть из них необоснованна. Есть вещи, на которые нужно обращать внимание — грубость, невежливое обращение, некачественное оказание медицинских услуг. Но сейчас это всё приобрело такой формат: «Чуть что, я позвоню в прокуратуру».

Всё это может плохо закончиться, и это не только моё мнение, а мнение многих коллег. Врачи просто перестанут подходить к людям. Они боятся. Боятся, что их снимут на телефон, что выложат в соцсети. Слово же по-разному можно интерпретировать. Когда начинаешь разговаривать с жалобщиками, оказывается, что они просто пытаются привлечь внимание. Особенно это характерно для молодёжи. Они не понимают, как это выстреливает. Они не думают о второй стороне. Они буквально через сутки об этом забывают. Это страшно и печально, ведь весь негатив остаётся. Сейчас врачами только ленивый не занимается. Сложно работать.

Я знаю, сколько жалоб поступает на БСМП. Но их реально стало меньше. Во-первых, мы поставили видеонаблюдение. Приёмное, травмпункт — везде, где возникают чаще всего такие ситуации. Мы себя обезопасили таким образом. Но мы не хотим идти по пути, что нам нужно что-то доказывать или оправдываться. Неоднократно к нам приходили следственные органы, и все вопросы отпадали после просмотра записи.

БСМП — очень сложный участок работы. Каждый хочет получить помощь быстрей, и человеческая нетерпимость порой зашкаливает. Люди не умеют ждать, они требуют оказать помощь немедленно. Даже если рядом есть тяжёлый пациент. Но сестра не может разорваться на пять человек. Ну давайте уважать друг друга!

В Калининградской области я впервые столкнулся ещё вот с чем: все сразу идут в минздрав или в прокуратуру. Но ведь есть лечащий врач, есть заведующий отделением, есть главврач. Есть все телефоны, везде они висят. Пожалуйста, приходите. Но люди в Калининградской области к этому, видимо, не приучены.

Сколько было случаев в приёмном отделении. Пациент приходит, просит оказать помощь, ему предлагают подождать. И он тут же достаёт телефон и начинает звонить в минздрав.

В последнее время жалоб стало на порядок меньше. Когда я пришёл, был просто завален обращениями. Может, чемпионат мира повлиял, может, улучшения в работе больницы скорой медицинской помощи. Надеюсь, всё повлияло и дало положительный эффект.

Как вам новость?
смешно
нравится
так себе
печально
я в шоке